Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

«Не каждому дано так щедро жить — друзьям на память города дарить»

«Не каждому дано так щедро жить — друзьям  на память города дарить»

25.06.2018

«Не каждому дано так щедро жить — друзьям на память города дарить»

В юбилейный для Вилючинска 2018 год исполнилось ровно 100 лет со дня рождения человека, сыгравшего значительную роль в истории нашего, тогда еще только зарождавшегося, города. Имя контр-адмирала ВМФ, лауреата Ленинской премии, постоянного члена Федерации космонавтики СССР, руководителя Совета ветеранов Корабельного командно-измерительного комплекса и прочее, прочее, прочее и по сегодняшний день хранится в памяти вилючинцев. Звали этого человека Юрий Иванович Максюта.

Родился он 6 марта 1918 года в украинском селе Синявка, затем семья переехала в Корюковку, где мальчик окончил 8 классов средней школы и некоторое время учился на рабочем факультете института кожевенной промышленности в Киеве. Затем поступил в Киевский индустриальный институт. Это было время, когда Центральный комитет комсомола призывал молодежь овладевать необходимыми стране военными специальностями, и третьекурсник Максюта по специальному набору направляется в Ленинградское военно-морское училище имени М. В. Фрунзе.

И с этого момента судьба навсегда связала его с морем. Первым местом воинской службы стал учебный корабль Черноморского флота «Днепр», где молодой лейтенант командовал рулевой группой. Через год он назначается командиром штурманской боевой части крейсера «Коминтерн». Здесь на Черном море Максюта и встретил Великую Отечественную войну. «В первые дни войны его корабль стоял на ремонте в сухом доке Николаева, — пишет в своих воспоминаниях об отце сын Валерий. — Было время обеда, и матросы с мисками расположились, кто на палубе, кто на берегу… Показался самолёт. Чей — неизвестно. Никакой тревоги не сыграли. Все спокойно обедали. Вдруг самолёт лёг в пике и сбросил бомбы, целясь в корабль… Отец в это время находился внутри корабля.

Выскочил наружу, увидел дёргающиеся тела, горящие брезентовые обвесы на мостиках… Но увидел и то, что самолёт развернулся и возвращается, чтобы завершить дело. Он кинулся на мостик, где находился старомодный зенитный пулемёт. Стрелок должен был влезать как бы в две лямки рюкзака и, топчась вокруг вертикальной стойки пулемёта, целиться. Подоспел ещё один уцелевший офицер, но тут же выяснилось, что устройство, подающее патроны, было повреждено взрывами. Тогда они вдвоём взломали зарядный ящик, и тот офицер взял на руки ленту с патронами и стал направлять её. Всё это заняло считанные минуты, и когда самолёт снова лёг на курс бомбометания, ему прямо в морду полетела очередь. Самолёт они не повредили, но, видимо, попали в лётчика. Самолёт не сбросил бомбы, не смог выйти из пике и полетел в сторону моря, постепенно снижаясь. Там он упал и взорвался».

Потом была оборона Одессы, где Максюта попал в первый по Черноморскому флоту «расстрельный» список за паникерство. А молодой моряк всего-навсего высказал свое мнение по поводу неподготовленности города к оборонительным боям. Но судьба хранила будущего адмирала. Его фамилия была внесена в опять же первый за эту долгую войну наградной список. Юрий Иванович был награжден орденом «Красной Звезды» за тот самый лично им сбитый самолет.

Далее в послужном списке Максюты были Севастополь, Новороссийск, Феодосия. Его крейсер, курсируя под рвущимися немецкими снарядами и бомбами, эвакуировал раненных, доставлял пополнение и боеприпасы.

Он лично рассчитывал районы минных постановок, по его целеуказаниям вела огонь артиллерия крейсера. Способности и возможности молодого офицера заметило и оценило высшее руководство, и в 1942 г.

Ю.И. Максюта вошёл в состав Военного совета флота в качестве Помощника флагманского штурмана флота, а в марте 1943 года был направлен на Высшие специальные офицерские классы Военно-Морского Флота в Самарканде.

И вновь Юрий Иванович в бою, участвует в конце 1943 г. Керченско-Эльтигенской операции, итогом которой стал захват советскими войсками плацдарма на Крымском полуострове.

В январе 1944 г. Ю. И. Максюта был назначен командиром штурманской боевой части линкор «Севастополь», который он позже и привел на рейд освобожденного одноименного города. В январе – феврале 1945 г. Юрий Иванович участвовал в проводке союзнических конвоев при подготовке Ялтинской конференции. И даже однажды командовал американским кораблём делегации США.

«Спокойный, эрудированный, всегда находил верное решение в любой сложной ситуации, которых возникало немало. Первое впечатление о командире в процессе службы подтверждалось многократно», — вспоминал о своем командире его сослуживец Е. С. Жуйков.

После окончания войны Ю.И. Максюта продолжал служить на Черноморском флоте: был флагманским штурманом эскадры, командовал эсминцем «Огневой», вернулся на линкор «Севастополь» старшим помощником командира. Затем служил командиром новейшего крейсера «Дзержинский». В марте 1956 года его назначают начальником штаба дивизии крейсеров, а уже в январе 1957 года он становится помощником Командующего Черноморским флотом СССР по противовоздушной обороне и полностью погружается в работу по освоению зенитно-ракетных комплексов.

В 1959 году Ю.И. Максюта окончил Академические курсы командиров при Военно-морской академии.

Это было время противостояния социалистического и капиталистического миров, время так называемой «холодной войны». Страны «Варшавского договора» и страны НАТО активно наращивали вооружение. Основными антагонистами были СССР и США.

К этому моменту новые советские межконтинентальные баллистические ракеты так увеличили предельную дальность своего полета от места старта, что возникла необходимость в продлении сети наземных измерительных пунктов с помощью специального полигона в центральной части Тихого океана.

Обычно слежение за полётом баллистической ракеты вели измерительные пункты от места старта и далее по трассе: Гурьев — Омск — Новосибирск — Красноярск — Иркутск — Ключи (на Камчатке, полигон «Кура»). И если в середине 1950-х гг. камчатский полигон считался очень удаленным, то к концу десятитилетия стало ясно, что нужно выходить на просторы Тихого океана. С.П. Королев для определения дальности полета и точности падения межконтинентальных баллистических ракет на конечном участке траектории предложил использовать морские корабли. Один из старейших научно-исследовательских институтов Министерства обороны ЦНИИ-4 начал научно-исследовательские работы под названием «Акватория», которые положили начало возникновения океанского полигона с аналогичным названием.

В 1959 году, то есть в кратчайшие сроки, менее чем через год после принятия решения, было сформировано, оборудовано и отправлено на Камчатку — к месту постоянного базирования — уникальное морское соединение, имевшее «легендой прикрытия» нейтральное и мирное наименование: 4-я Тихоокеанская океанографическая экспедиция (ТОГЭ-4).

Корабли экспедиции назывались КИК — то есть корабли измерительного комплекса. Это были океанские всепогодные корабли, способные быстро и надежно отследить параметры полёта и точность падения межконтинентальных баллистических ракет на различных отрезках траектории и обеспечить их испытания на предельной дальности.

Были они оснащены еще и оборудованием для обеспечения приводнения и подъёма спускаемых аппаратов космических станций. Так начал зарождаться великий и удивительный симбиоз космического и морского флота для испытания стратегического ракетного вооружения.

Организатором и первым командиром Плавучего измерительного комплекса Минобороны СССР (в/ч 10573) стал капитан 1-го ранга Юрий Иванович Максюта — «опытный и решительный командир, моряк и вместе с тем — психолог, ученый и романтик … один из самых незаурядных офицеров, прошедших всю войну от начала до конца…».

Юрий Иванович был первопроходцем и шёл непроторенными дорогами. Ему, еще достаточно молодому — сорокалетнему — человеку довелось не только организовывать соединение ранее не виданных кораблей, причем из состава самых разных категорий и самых разных видов Вооружённых Сил, но и принимать к себе в кадровый состав офицеров и солдат всех видов Советской Армии, прививая им, сухопутным военным, любовь к морю и морской службе.

Имевший большой опыт в ракетной области и прекрасно ориентировавшийся в научно-технических вопросах, Юрий Иванович сам занимался переоборудованием кораблей, формировал экипажи и работал с офицерами, продумывал все детали и тонкости выполнения поставленных перед ним задач.

А времени на всё про всё ему отводилось все лишь полгода, и постоянно возникающие недоработки устранялись по ходу дела. Но Максюта смог за короткое время создать совершенно новое соединение, новый класс кораблей Военно-морского флота с ранее неведомыми задачами. Этот класс кораблей не стал вспомогательным — он выполнял абсолютно самостоятельные задачи в интересах Вооружённых Сил на протяжении 35 лет.

Летом 1959 года, опережая плановое задание на полтора месяца, Плавучий измерительный комплекс, скрытно от чужих глаз пройдя северо-морским путем, появился у берегов Тарьинской бухты. Именно здесь бросили свои якоря четыре экспедиционных судна: «Сибирь», «Сучан», «Сахалин» и «Чукотка». Первоначально они швартовались у причалов подводных лодок поселка Лахтажный. Но уже осенью, после отработки первых задач, корабли встали уже на свое постоянное место базирования в западной части бухты у небольшого поселка Старая Тарья.

Под командованием Максюты корабли ТОГЭ-4 провели первые испытания советской межконтинентальной баллистической ракеты на предельную дальность, обеспечивали первые запуски к Луне, Марсу, Венере и работу всего первого отряда космонавтов. За это Ю.И. Максюта — единственный представитель обеспечения орбитальной части полета на Тихоокеанском флоте — был удостоен высшей награды страны — Ордена Ленина.

В мае 1963 года контр-адмирал повел свою экспедицию в последний поход и вскоре покинул созданное им соединение. Максюта оставлял на Камчатке корабли, которые были способны выполнять целый ряд уникальных и необычных для ВМФ задач, участвуя в испытаниях межконтинентальных баллистических ракет, сопровождая все без исключения космические аппараты и полеты всех советских космонавтов и обеспечивая их централизованной связью.

На флоте появились десятки офицеров и мичманов с ранее неизвестными специальностями. Матросы были способны обслуживать нетипичную для флота аппаратуру.

Впервые в мире получила практическое применение корабельная вертолетная авиация, которая за период работы на КИКах накопила большой опыт эксплуатации в различных климатических зонах.

Помимо этого Юрий Иванович оставил здесь добрую и долгую память о себе. Ведь именно с приходом кораблей Максюты началось зарождение

Вилючинска как полноценного в будущем города . И Юрий Иванович принимал в этом непосредственное и активнейшее участие. Людская память сохранила рассказ Максюты о его беседе с руководителем государства Н.С. Хрущевым перед переходом кораблей на полуостров: «Максюта, иди на Камчатку достраивать социализм». Именно это поручение Первого секретаря ЦК КПСС дало возможность Юрию Ивановичу плотно заняться строительством социальной сферы в будущем городе: жилье, детские садики, школы. Юрий Иванович был решителен и настойчив в вопросах обеспечения бытовых условий военнослужащих и их семей. И между интенсивными походами кораблей, связанных с выполнением учебных и боевых задач, он лично добивался ускоренного строительства у первых начальственных лиц области.

Сложности со стройматериалами на Камчатке в те времена были огромные, и первые домики — разборные бревенчатые — были привезены с западного побережья полуострова. Сначала появилась улица Лесная. Располагалась она между Старой Тарьей и будущим Приморским. Потом стала отстраиваться улица Строительная. Сегодня на ней сохранилось лишь несколько домов. Но уже за два года выросли в бывшем лесу несколько жилых домов, два магазина, общеобразовательная школа, здание первой больницы (нынешнее здание городского роддома).

Первой улицей будущего города, на которой возводились дома капитальные, а не времянки или бараки, стала улица Мира. Дома под номерами № 3 и № 4 были сданы в эксплуатацию уже через год после прибытия экспедиционных кораблей на Камчатку. В них стали селиться не только «максютовцы», но и семьи офицеров других воинских частей. Ю. И. Максюта сделал всё от него зависящее, чтоб новый посёлок стал родным для военнослужащих.

Покинув Камчатку, Юрий Иванович возглавил Научно-исследовательский навигационно-гидрографический институт, куда в скором времени пригласил и своих соратников с Тихоокеанского флота. Институт под руководством Максюты стал заниматься разработкой и практическим применением навигационных спутников.

В 1967 году Юрий Иванович под свою ответственность, т.е. на свой страх и риск, подписал первое задание на разработку спутниковой навигационной системы 2-го поколения с использованием средневысотных орбит. Это была будущая отечественная система ГЛОНАСС. Она на сегодняшний день является одной из двух полностью функционирующих систем глобальной спутниковой навигации. За создание спутниковых навигационных систем Ю. И. Максюта получил Ленинскую премию.

Моряк, отдавший полжизни освоению космоса, штурман, посвятивший свою жизнь ракетам, адмирал, которого до сих пор добрым словом вспоминают все офицеры, мичманы, старшины и матросы, ушел из жизни 28 марта 1990 года.

Путеводная звезда Юрия Ивановича распорядилась так, что он участвовал в судьбе всех без исключения советских кораблей измерительного комплекса: от первых «малышей» до огромных «маршалов …». И только спустя много лет к идее создания, т.е. строительства, а не переоборудования, подобного класса кораблей пришли конструкторы США, Китая и Франции.

Максюта стоял у истоков разработки ракетных систем Военно-морского флота. Был организатором и первым командиром Плавучего измерительного комплекса Минобороны СССР (ТОГЭ-4). Провел первые испытания отечественной межконтинентальной баллистической ракеты на предельную дальность. Именно он руководил запуском первого советского навигационного спутника. Можно сказать, что именно с Максюты началась отечественная спутниковая навигация, и в каждом современном телефоне заключено дело рук самого Юрия Ивановича и его товарищей.

Память об этом замечательном человеке и сегодня бережно хранят.

«Союз ветеранов кораблей измерительного комплекса Тихоокеанского флота имени Максюты»

Ст. научный сотрудник МБУК «Краеведческий музей»
Горлова С. Л.



Дата создания: 26.06.2018 02:34:50
Дата изменения: 29.06.2018 02:26:52

Возврат к списку